Выбери метро
Выбери район

Елена Петровна

Категория: Потеря девственности

С Сашей Королевым, 13-летним мальчуганом с нашего двора я бы знаком около года. Он был младше меня на 3 года. А так как у нас во дворе сложилась такая демографическая ситуация, что основную массу ребят составляли мужчины существенно старше меня либо такие как Саша, то я вынужденно прибился к компании так именуемых малолеток (хотя по сути — и сам неподалеку от их ушел). Как-то во дворе случился конфликт меж Сашей и его одногодками, и я вступился за него. После этого у нас появились отличные дружественные дела. Я знал, что Саша вырастает без отца. Его отец работал, по-моему, админом драматического театра, с ними не жил уже 2 года, имел другую семью. Особо не вдававшись в детали разлада в их семье, я просто жалел этого малость неловкого, полного мальчишку, который часто был предоставлен сам для себя. Я часто приглашал Сашу к для себя домой, чтоб совместно пообедать. Мама Сашки — юная прекрасная стильная дама, всегда вызывала во мне жгучий энтузиазм. Она нередко задерживалась на работе и ворачивалась домой достаточно поздно. Часто ее провожали домой мужчины, которые выказывали ей знаки внимания, но далее подъезда, обычно, никто из их не попадал. Работала она, как мне помнится, в каком-то издательстве редактором. Я завидовал Сашке, что у него такая прекрасная мама. Лена Петровна, а звали ее конкретно так, в свои 35 лет смотрелась очень красиво. Низкого роста, стройная, роскошная, с большими коричневыми очами и верно очерченными, всегда подкрашенными ярко красноватой помадой пухленькими губками. Мрачно каштановые волосы она стригла кратко, и ей умопомрачительно шла маленькая стрижка. Снаружи она умопомрачительно напоминала артистку Фатееву. Но самым приметным в ее виде были, естественно, ноги: тонкие, умопомрачительно пропорциональные, с роскошными прекрасными ступнями. Когда она шла, как девченка в мини-юбке (до середины ноги), грациозно покачивая бедрами, все ребята постарше, ну и, естественно, взрослые мужчины всегда направляли не нее внимание. Так как в 16 лет во мне полным ходом шло созревание, я тоже заглядывался на Лену Петровну, и был просто влюблен в нее. В особенности мне нравилось следить за ней, когда она подымалась по лестнице к собственной квартире, а мы с Сашкой шли чуток сзади. Я имел возможность отлично рассмотреть ее красивые роскошные лодыжки, полненькие в меру икры, обтянутые, обычно, прозрачными тончайшими капроновыми чулками телесного либо темного цвета со швом. В то время дамские колготки только входили в моду и не были настолько обширно всераспространены, и дамы носили только чулки. Носили капроновые чулки и девченки в нашем классе, но их не сформировавшиеся юношески угловатые ножки не шли не какое сопоставление с ножками Лены Петровны. Очередное предпосылкой, привлекающей меня к семье Сашки, была их большая библиотека художественной и научной литературы. Читал я в то время запоем: Дюма, Жюль Верн, Майн Рид:. Все, о чем только можно было тогда грезить — было у их в библиотеке. Лена Петровна прекрасно ко мне относилась. Она знала, что я опекаю ее отпрыска, и всегда выказывала удовлетворенность при встрече со мной, время от времени, обдавая сладким запахом духов, нежно приобнимала меня, приглашая за очередной порцией книг. После таких встреч у меня всегда необыкновенно приподнималось настроение. Дома Лена Петровна обычно надевала длиннющий атласный халатик без пуговиц, расшитый драконами, полы которого в движении непрестанно распахивались, обнажая практически стопроцентно то одно, то другое бедро, что вызывало во мне легкую дрожь. Чулки Лена Петровна не снимала и дома, и когда она садилась на диванчик, то время от времени мне удавалось рассмотреть кромки чулков либо клипсы пояса, на котором держались чулки. Порою мне казалось, что Лена Петровна специально показывает передо мной свои красивые ноги, всекрете наслаждаясь тем настоящим энтузиазмом и сразу стеснением, излучаемым моими очами и всем внешним обликом. Был у Лены Петровны и махровый мини-халатик, который она надевала изредка, в главном, после приема ванны. К огорчению, я лицезрел ее после этой процедуры только два раза и был очень взволнован увиденным. Халат подчеркивал красоту ее ног и больше обнажал, чем скрывал ее красоты. Во всяком случае, когда она как-то села в этом халате на диванчик, я направил внимание, что под халатиком на ней насажены прозрачные нейлоновые трусики с узорами сиреневого цвета. Даже домашние туфли из бархата на низком каблучке без задников, отороченные мехом вызывали у меня восхищение. В особенности, когда она посиживала на диванчике, закинув ногу за ногу, и покачивала вдумчиво ступней ноги, показывая свою роскошную лодыжку, обтянутую еле видимым капроном телесного цвета. Пальцы ног у Лены Петровны были ухожены и всегда отблескивали розоватым либо сиреневатым педикюром. В общем, я был влюблен в нее по уши. Время от времени, когда я ложился вечерком в кровать, меня кутало приятное волнение, так как различного рода фантазии просто одолевали мою молодую неискушенную душу. Я представлял Лену Петровну целующей меня либо гладящей меня по голове, при всем этом, прижимаясь к ней, я невольно касался рукою ее обтянутого узким ласковым капроном ноги, и она полностью этому не препятствовала. Порою, она даже снилась мне, и бывало так, что я пробуждался от содрогавшей мое тело поллюции, и вся кровать заполнялась запахом белоснежной густой воды, обильно смачивавшей мои трусы. Не понимая толком, что происходит, я смущался этого явления, но мне было очень приятно вновь и вновь переживать это.

Вышло это в одну из суббот, которые Саша, обычно, по договоренности меж родителями, проводил с папой. Я захватил пару взятых намедни томов Жюля Верна и побежал на квартиру Сашки. Лена Петровна была дома. Она очень нежно улыбнулась мне, когда я переступил порог их квартиры. Видимо, не так давно возвратившись с работы, Лена Петровна еще не переоделась в домашнюю одежку и смотрелась достаточно официально в серьезном синем костюмчике, состоящим из пиджака и юбки чуток выше колена, открывающей ее округленные аппетитные колени. На ногах у нее были насажены практически неприметные для глаза тонкие капроновые чулки телесного цвета. Я подал ей книжки со словами благодарности и попросил дать чего-нибудть из библиотеки глобальной литературы. Она подвела меня к полке, где стояли все тома этого издания, а сама пошла в другую комнату, чтоб переодеться. Дверь в комнату она не закрыла, и я в зеркале, висячем в простенке меж книжными полками, имел возможность следить за процессом ее переодевания. Делая вид, что рассматриваю книжки, я, не отрывая взора от зеркала, лицезрел, как она скинула с плеч пиджак, потом сняла юбку и блузу и осталась в прозрачной нейлоновой композиции темного цвета, под которой просматривался пояс для чулков. Больше она ничего снимать не стала, а набросила поверх композиции тот махровый мини-халатик розового цвета и направилась к выходу из комнаты. В это время наши глаза в зеркале повстречались, и она все сообразила. Я вперил глаза в книжку и застыл, ждя порицания за собственный проступок. Но внезапно ощутил, что Лена Петровна, подойдя ко мне сзади, лаского задела моих плеч обеими руками и тихо, практически шепотом спросила, — ну, как успехи, Юрочка?

Я немного вздрогнул, стараясь быть размеренным, тоже тихо произнес, — да, вот смотрю пока. И то нравится, и это, не знаю на чем тормознуть.

— Смотри, смотри. Я пока схожу в душ. Не смущяйся, можешь расположиться вон там, в кресле, — Лена Петровна указала на стоящее в углу большущее кожаное кресло, на котором просто можно было бы устроиться двоим таким как я.

Я услышал, как заработал душ, и закрылась дверь в ванную комнату. Усевшись в кресло, я обложился книжками и увлекся рассматриванием иллюстраций. Внезапно я ощутил знакомый сладкий запах духов. Лена Петровна уже вышла из ванной комнаты и стояла передо мной, следя за моими поисками.

— Хочешь чаю с печеньем? — спросила она, подав …мне руку, чтоб посодействовать выкарабкаться из кресла-монстра. Я, прикоснувшись к ее руке, даже запамятовал поблагодарить за приглашение, а только неуверенно улыбнулся.

И мы пошли на кухню пить чай.

Во время чаепития Лена Петровна интересовалась моими делами в школе, чем я увлекаюсь еще, не считая чтения. Есть ли у меня братья, сестры. Позже она начала сетовать на то, что не может уделять много внимания воспитанию Саши. Перед тем, как приступить к поглощению благоуханного индийского чая, я, поддавшись уговорам Лены Петровны, испил практически целый бокал вишневой наливки домашнего изготовления. Наливка была сладкая и тягучая, и у меня от нее раскраснелось лицо и зашумело в голове. Я уже не ощущал себя так скованно и, разговорившись, откровенно говорил собственной внимательной слушательнице анонсы из школьной жизни, о собственных упражнениях музыкой, спортом, бальными танцами. Лена Петровна с наслаждением слушала меня, не перебивая, время от времени задавала наводящие вопросы. Ее, а именно, заинтриговало мое увлечение бальными танцами. Она попросила меня воздействовать на Сашу, чтоб и он заинтересовался этим занятием, т.к. он снаружи смотрится таким увальнем, что ему просто нужно заняться кое-чем схожим. Лена Петровна предложила еще испить наливки, и я не отказался. После 2-ой порции сладкого, но достаточно хмельного напитка я совсем раскрепостился и, выходя из-за стола, галантно, как нас учили на упражнениях по искусству танца, подал руку Лене Петровне. Она нежно улыбнулась мне и, поднявшись из-за стола, немного приобняла меня, и мы так и пошли в комнату. Предплечьем левой руки я чувствовал приятную округлость и мягкость груди, которой Сашкина мама прижалась ко мне. Пока я собирался с идеями, которые под воздействием спиртного немного путались и почему-либо вертелись вокруг желания сделать чего-нибудть приятное Лене Петровне. Она сама с ухмылкой предложила мне,

— Юрочка, покажи, чему вас учат на танцах, расшевели старенькую любительницу танцплощадок.

Зазвучала приятная тихая музыка оркестра Поля Мориа, и я задвигался в темпе неспешного фокстрота. От Лены Петровны приятно пахло духами, и она сходу пресекла мои пробы плясать на дистанции. Ее руки мягко, но уверенно притянули меня к собственному разгоряченному вином и чаем телу. И мы погрузились в мир танца. Но уже скоро я ощутил неописуемое возбуждение, и мой поднявшийся член оттопырил штаны и просто мешал мне передвигаться. Мое лицо покрылось краской стыда, и я в замешательстве даже сбился с ритма. Но Лена Петровна делала вид, что ничего не происходит, и сама вела в танце. При всем этом я ясно слышал шуршание ее ног, обтянутых тончайшими капроновыми чулками телесного цвета. Ее бедро временами мягко задевала мой торчащий член, и от этого я возбуждался еще более. Ее грудь касалась моей, и я даже ощущал ее соски, которые не были скованы любым лифом. Голова у меня кружилась, и я немного прикрыл глаза, чтоб придти в себя. Внезапно я ощутил, что Лена Петровна лаского задела мочки моего уха губками и шепнула,

— Ну, как я танцую? Для тебя нравится?

— Да, — тоже почему-либо шепнул я, — Очень.

— Юрочка, ты миленький мальчишка, — вновь зашептала Лена Петровна, — мне очень хотелось бы отблагодарить тебя за опеку над Сашей.

Она при всем этом нежно придавила мою голову к собственному плечу, и рукою начала разглаживать мои волосы. Напряжение во мне нарастало.

— Давай, присядем на диванчик, — предложила она. Мы сели на большой мягенький диванчик. Лена Петровна одной рукою обняла меня за плечи, а 2-ая ее рука, вроде бы, невзначай, легла мне на ногу. Она поглаживала мне ногу, от чего у меня член встал еще более, и я ощутил, что краска заливает мое лицо.

— А я знаю, чего для тебя охото, — внезапно шепнула мне на ухо Лена Петровна. И не дожидаясь моего ответа, она взяла мою руку и положила ее для себя на обтянутое капроном бедро. Я ощутил приятную нежную поверхность чулка и провел рукою по внутренней стороне ноги.

— Не смущяйся, смело голубь меня, малыш, — одобрила мои деяния Лена Петровна и, подвинув свою руку чуток выше, начала поглаживать мой вставший член через штаны. Потом она расстегнула штаны и попросила меня снять их. Я стремительно выполнил ее просьбу. Действовал я как во сне, и меня даже немного лупил озноб от волнения. Я остался в трусах, которые Лена Петровна приспустила и лаского прикоснулась к пунцовому большому от возбуждения члену.

— Какой он у тебя красивый, — шепнула она и, лаского обхватив головку члена начала ритмично подрачивать ее. Сразу она, опрокинув меня на диванчик, впилась губками в мои губки. При всем этом моя правая рука, когда я опрокидывался на спину, невольно оказалась посреди раскрывшихся пол халата, и я ощутил пальцами ласковый нейлон ее трусиков. Под трусиками я нащупал мягенький покладистый бугорок, который подсознательно стал поглаживать. Лена Петровна раздвинула свои ноги обширнее, и мои пальцы под влажным нейлоном ощутили мокроватую жаркую щель, которую я продолжил ублажать. Меж тем ритмичные движения правой руки Лены Петровны, онанировавшей мой член, доводили меня до высшего состояния блаженства. Я ощущал, как мой член возрастает до неописуемых размеров, и здесь же меня пронзил импульс особенно острого удовольствия. Из члена, пульсируя, начала бурным потоком изливаться сперма, распространяя специфичный запах. Лена Петровна впилась еще посильнее мне в губки. Это было нечто незабвенное. Я никогда не испытывал ничего подобного. Принеся из ванной комнаты полотенце, Лена Петровна бережно вытерла мне животик и грудь, на которые попали брызги семени. Позже она лаского поцеловала меня в губки и шепнула на ухо, что ей было очень приятно повстречаться со мной. Я лежал на диванчике и ощущал себя на верхушке блаженства. Меж тем нежные пальчики Лены Петровны продолжали поглаживать мою грудь и спускались все ниже и ниже. Вот они уже поглаживали мой животик, а потом вновь задели моего напряженного члена.

— Какой ты шустрый, но, — шепнула Лена Петровна, ощупывая мой член и яйца, своими нежными пальчиками.

— А ты не хочешь доставить и мне такое же наслаждение? — спросила она.

Я жарко кивнул головой и поднялся с дивана. Лена Петровна легла на мое место и попросила сесть рядышком. Она спросила:

— Для тебя нравятся мои ножки?

— О, да, — только и мог я сказать, задыхаясь от вновь нахлынувшего на меня желания.

— Поцелуй их, погладь. Сделай и мне приятно, — лаского проворковала она.

Я не веровал своим эмоциям. Я прикасался к божественно прекрасным ножкам собственной возлюбленной дамы, гладил приятную нежную поверхность ее бедер, обтянутых тончайшими капроновыми чулками. Позже я прикоснулся губками к ее коленям и стал покрывать поцелуями ее ноги, поднимаясь выше и выше. Лена Петровна тяжело дышала и немного постанывала от наслаждения. Собственной левой рукою она вновь нащупала мой член и стала поглаживать его, время от времени немного подрачивая. Правой рукою она раздвинула набухшие губки влагалища, и я увидел дырочку в обрамлении ярко бардовых губ.

— Поцелуй меня там, — немного прерывающимся от возбуждения голосом произнесла Лена Петровна.

Я приблизил лицо к ее влагалищу и начал целовать его.

— Полижи язычком, — попросила она.

Я стал старательно вылизывать языком ее губки и маленький бугорок, который ранее голубил рукою. Внезапно Лена Петровна вся задрожала, и ее тело пронзила …судорога наслаждения. Из влагалища выделилась жидкость, которую я непроизвольно проглотил. К моему удивлению, это полностью не вызвало у меня омерзения, а напротив я ощутил, что мой член снова становится просто неописуемых размеров.

— Иди ко мне, шепнула Лена Петровна и, обширно раздвинув ноги, увлекла меня на себя.

Я не знал, что делать в этой ситуации, но она посодействовала мне. Ее нежная ручка, которая ранее голубила мой член, направила его во влагалище. Чувство было очень приятным, жаркие стены влагалища оплетали его со всех боков, и вызывали у меня необыкновенное удовольствие. Подсознательно я стал двигать членом, повторяя ритмичные движения, которыми ранее голубила меня моя возлюбленная дама. Слева и справа от моего тела были видны обширно раскинутые ноги Лены Петровны. Ноги, обтянутые блестящим узким капроном, вызвали у меня приступ необыкновенного возбуждения. Позже она, видя, что я любуюсь ее ножками, малость приподняла зад и закинула ноги мне на плечи. И вновь я ощутил приближение высшей точки удовольствия, и мое тело пронзил мощнейший импульс наслаждения, и я начал конвульсивно изливаться прямо в тело Лены Петровны. Она тоже издала вопль удовольствия и прочно придавила меня к для себя.

— Боже мой, как приятно, — шептала она и покрывала поцелуями мое вспотевшее лицо. Мои глаза были закрыты от наслаждения. Я лежал обессиленный на Лене Петровне, и мне было и приятно и малость постыдно. Постыдно оттого, что вышло ЭТО с матерью моего компаньона. Позже Лена Петровна посодействовала мне одеться и, вручив избранные мной книжки и поцеловав на прощание, предложила входить, когда мне этого захочется. Всю неделю после чего действия я прогуливался сам не собственный от счастья, навалившегося на меня, после свидания с моей обожаемой Леной Петровной.

Проститутка Сара
Проститутка Сара

Мне 32,

3000 руб./час 
12000 руб./ночь 

192

Любишь секс также как и я?Жду тебя на безудержный праздник сексуальных наслаждений!Гарантирую самый приятный обмен моих ласк на твое удовольствие….

Показать телефон
+7 (915) 264-30-96
Посмотреть анкету
Добавить комментарий