Выбери метро
Выбери район

Мои прекрасные подружки

Категория: Потеря девственности

В те времена я обучался в четвертом классе. В один прекрасный момент учительница попросила меня посодействовать однокласснице:

— Таня очень способная девченка, а обучается на одни тройки. Помоги ей, пожалуйста, хотя бы уроки готовить.

Таня была моей наилучшей подружкой, жили мы в одном подъезде и еще малышами игрались в песочнице. Даже родились мы в одном роддоме с различием в 6 часов. Естественно, я не отказался. Таня тоже была очень довольна, когда я к ней заявился и предложил делать уроки совместно. Уроки мы сделали, и она произнесла:

— Ух, как я утомилась! Давай во чего-нибудть поиграем? В дочки-матери? Я буду матерью, ты будешь отцом, а мишка будет нашей дочкой.

Плющевого мишку мы накормили, уложили спать, и Таня хитро улыбнулась:

— А что сейчас нужно делать отцу и маме?

— Не знаю.

— Я сама не так давно выяснила. Для тебя нужно свою письку в мою засовывать.

Я попробовал, и мне это несусветно понравилось. Таня никаких неудобств не испытывала, судя по всему, она проделывала это совершенно не впервой. Позже она мне призналась, что уже игралась в дочки-матери летом на даче.

С того времени мы прибегали из школы, стремительно совместно делали уроки и достаточно нередко игрались в дочки-матери.

У Тани практически пропали тройки, девченкой она была толковой, но очень ленивой. Сейчас она просто привыкала делать домашние задания. Так длилось пару месяцев. Учительница была довольна моим шефством над отстающей ученицей.

Танина игра была совершенно монотонной. Она просто обширно раздвигала ноги, подставляла письку и совершенно не двигалась. Игра чуть-чуть поменялась, когда Таня получила двойку.

— Я не буду играть с двоечницей в дочки-матери, — обиделся я.

— Ну, отшлепай меня линейкой, — виновно произнесла Таня, встала на коленки и подставила нагую попу.

Шлепать ее я не стал, но очень заинтересовался.

— Слушай, — произнес я, — а с этой стороны тоже можно к для тебя в письку засунуться!

Мы попробовали, и нам понравилось. Таня, правда, произнесла, что ее папа с матерью так не делают. Бедные предки, они задумываются, что от детей что-то можно скрыть! Но я за своими родителями никогда не подглядывал!

В один прекрасный момент Таня произнесла:

— Я Гальке поведала, как мы играем, она тоже желает испытать! Галька же для тебя нравится, я знаю. Только она совершенно неопытная. Пойдем ей покажем, как следует играть!

Мы поднялись этажом выше. Дверь нам открыла совсем пунцовая Галя. Она числилась первой кросоткой всех четвертых классов, и я был в нее безответно влюблен с детского сада. Таня числилась только третьей кросоткой в нашем классе. Девченки были несусветно похожи, они были кузинами. На данный момент я думаю, что оценки красы различались поэтому, что Галя обычно молчала и таинственно улыбалась, а Таня болтала без остановки.

Галя знала, для чего мы пришли, и на меня старалась не глядеть. Щеки у меня тоже горели. Знали бы предки, чем дети занимаются в рабочее время!

Таня увидела Галино смущение и предложила:

— Давайте поначалу в доктора поиграем? Пусть он нам сиськи полечит.

Галя 1-ый раз поглядела на меня, кивнула и расстегнула кофту. Именовать это сиськами было очень огромным преувеличением, быстрее это были достаточно приметные припухлости. Исцеление состояло в том, что я их потискал. Гале очевидно понравилось. Я потискал обеих девченок, и Таня произнесла:

-Нам еще нужно письки полечить.

Она ловко сняла трусики, аккуратненько запихнула их в карманчик платьица, приподняла подол и легла на диванчик. Галя опять побагровела, но придвинулась ближе, стараясь ничего не упустить из увлекательного вида. Волосиков у Тани еще не было. Складочки немного разошлись и были приметно мокроватыми. Я их еще более растянул, Галя изумленно охнула.

— И у меня писька такая же? — опешила она.

Мы с Таней решили проверить. Галя задрала только юбку. Трусики она дальновидно сняла заблаговременно. Я растянул ее складочки. На мой взор, писенька была такая же привлекательная. Таня попросила принести зеркало, и некое время девченки занимались сопоставлением писек. Позже я стал продолжать исцеление и очень осторожно запихнул в Таню мизинчик. Она начала глубоко дышать, в один момент убрала мою руку и вскочила.

— Давайте лучше в дочки-матери играть. Галька, ты будешь дочкой, ложись на диванчик и за нами подглядывай.

Она соскочила на пол, встала на коленки и наклонилась. Я задрал юбку, пристроился к мягенькой попе, просто просочился во влагалище и начал ритмично двигаться. Галька забыла про игру, придвинулась к нам впритирку и, открыв рот, следила за процессом.

— Я тоже желаю, — дрожащим голосом произнесла она.

Таня что-то недовольно проворчала, но уступила место подруге. Галька стремительно подставила мне попу. Я с трудом просочился в тугое влагалище. Она охнула. Ритмичные движения не сходу наладились, но зато в конце слышался удовлетворенный писк. Сейчас Таня была наблюдателем, она устроилась так близко, что ее щека и волосы терлись о мой животик. От движений юбка опускалась, она ее задирала, чтоб лучше созидать.

— Уже все? — с неким разочарованием повернула голову Галя, — мне понравилось, давайте еще?

— Он сходу не сумеет, — огорченно произнесла Таня, — нужно подождать.

Она протерла нас всех заблаговременно приготовленными тряпками. На 2-ух оказались красненькие пятнышки, Таня задумалась, и сбегала к мусоропроводу.

— Вдруг взрослые увидят, — растолковала она и предложила, — давайте мультики пока поглядим.

— Давайте лучше лобзаться, — не согласилась Галя.

— Я не умею, — в один глас произнесли мы с Таней. Идея о поцелуях нам никогда в голову не приходила.

— Меня один шестиклассник летом обучил, — очень побагровела только-только лишившаяся девственности Галя.

Поначалу она поучила меня. Нежные движения язычком были необычно приятны. Позже я учил Таню, ей это несусветно приглянулась и она не могла от меня оторваться. Галя обиделась, и девченки условились изменяться через каждые три минутки, но обделенной девченке я был должен разглаживать рукою письку. Пару раз они переменились, и обнаружилось, что меня уже тоже можно полечить. Метод исцеления предложила как бы неопытная Галя.

Первым медиком была Таня. Она уложила меня на спину на ковер и насадилась на меня влагалищем. До сего времени мы такового не пробовали. Юбка у нее опустилась на колени. Гале в таком положении ничего не было видно, она легла головой на мой животик и рукою приподняла юбку. Таня со счастливым лицом терлась об меня попой, поначалу медлительно, а позже резвее. Когда она запыхалась, ее сменила Галя. Она испробовала много способностей, двигала попу вперед-назад, виляла ею, немного приподнималась и опускалась, совершенно освобождала влагалище и опять насаживалась. Недлинные косички с бантиками тряслись вокруг очень сурового очаровательного лица. Я никак не мог кончить, даже когда Галя утомилась и за меня опять принялась отдохнувшая Таня. Галя сейчас решила не глядеть, а легла рядом со мной …и лобзалась. Наверняка, это посодействовало, и я кончил в уже устававшую Таню. Она соскользнула с меня и тоже растянулась на ковре. Я был совсем измочаленный, исцелованные губки болели. Но девченки заявили, что сил у их совершенно нет, и мне пришлось снова побыть медиком. Я протер очень покрасневшие письки и ноги влажными тряпками. После чего девченки одели трусики, я натянул брюки, мы развалились на полу, немного отстранившись друг от друга. Был еще совершенно не вечер.

— Пойдем на горку кататься? — лениво предложила Таня.

— Сейчас слякоть на дворе, — напомнил я.

— Ты желала мультики поглядеть, — вспомнила Галя.

— Я могу порнофильм принести, у Ленки Свиридовой есть! — немного ожила Таня.

— Мать скоро придет, — огорчилась Галя.

— Пойдем ко мне, — предложил я.

Ко мне было надо подняться на два этажа. Танька умчалась за порнофильмом. Галя произнесла, что скоро придет, только переоденется. Я попросился поглядеть, как она будет переодеваться, но Галя меня возмущенно вытолкала.

Дома я поначалу огорчился, а позже обрадовался. Мать пораньше пришла с работы, но зато предки на весь вечер уходили в театр!

— Поужинай сам, если Танька прибежит, угости пирожными, — произнесла мать, обдала меня приятным запахом духов и пропала.

Практически сходу появились девченки. Порнофильм у Тани был дальновидно упакован в обложку от мультиков.

Поначалу мы решили поужинать. Я побежал за Фантой, а девченки накрывали на стол. Вышел шикарный ужин: по большой прохладной котлете на каждого, маринованные огурчики на гарнир, бутерброды с колбасой и пирожные. Радостный пир у нас длился практически час. Позже насытившаяся Таня, она съела штук 5 пирожных, вдумчиво произнесла:

— Исключительно в доктора я играть не буду. У меня до сего времени писька болит.

Галя, ни на кого не смотря, тихо проговорила:

— А я бы поиграла, мне понравилось.

Девченки позвонили родителям, предупредили, что уже поужинали, и сейчас часа два будут глядеть мультики. Матери у нас были подругами и не опешили, такое бывало. Порнофильм оказался кислым, силиконовые тетки меня в особенности не возбудили. Еще больше мне нравились мои плоскогрудые и узкобедрые ровесницы. Мы лежали на полу, девченки положили на меня свои головки, я гладил им волосы, а девченки время от времени голубили низ моего животика, там все-же время от времени начинали оттопыриваться брюки. Время от времени девченки очень возбужденно дышали.

Минут через 20 Галя с Таней о кое-чем пошептались. Таня, встала, практически совершенно убрала звук в телеке, легла рядом со мной и принялась лобзаться. Я ощутил, что мой членик освободили от одежки, мягенькие пальчики его помяли, Галя насадилась на меня влагалищем и стала медлительно двигаться, в точности как в порнофильме. Девченки пару раз изменялись, Таня тоже совершенно не спешила. Это была сладостная пытка. Совесть у их все-же пробудилась, минут через 20 они позволили мне разрядиться и подставили свои красоты. Галя стала на коленки и выпятила попку, Таня легла на спину и раздвинула ноги.

— Выбирай всякую из нас, — произнесла Таня, — Но лучше не меня. Я пирожными объелась.

Галя достаточно хмыкнула. Не нужно разъяснять, кого я избрал.

В самом конце нашей игры девченки произвели осмотр друг у друга покрасневшие и припухшие письки и пришли к плачевному выводу, что если одна из мам захотит промыть дочку, то всей нашей компании очень плохо придется.

К счастью все обошлось. С этого денька наша троица стала неразлучна. После школы мы шли в одну из 3-х квартир обедать, девченки разогревали обед, накрывали на стол, а меня позже заставляли мыть посуду. По нашим законам мы вели совместное хозяйство и полностью могли считаться штатскими женами. Матери были очень довольны, что их дети всегда накормлены жарким обедом. Позже совместно делали уроки. Оказалось, что втроем это делать намного резвее и легче. За столом мы не помещались, и обычно размещались треугольной звездочкой на полу.

В нашей команде выработалась система поощрений, и сходу проявилось неравенство. За неплохую идею я был должен поцеловать девченку. За мою неплохую идею обе девченки целовали меня. Наказаний у нас не было. За час-полтора мы управлялись и начинали веселиться. Зубрилка Галя была поражена количеством образовавшегося свободного времени и способностями его провести. Обучаться все стали лучше, и учительница не могла нами нарадоваться. Танькина мать была на седьмом небе, уже редчайшие тройки в дневнике сменились на четверки и пятерки. Галина мать была очень довольна, у ее замкнутой девченки друзья появились. Моя мать считала, что девочки-подружки лучше дворовой компании, к тому же количество пятерок у меня тоже прибавилось. В дворовой компании тоже все были довольны, Галя стала почаще появляться во дворе. Я начал испытывать уколы ревности, когда лицезрел очередь из желающих прокатить Галю на санках вокруг скверика.

Сексапильные дела у нас равномерно развивались и усложнялись. Девченки выдумали игру в «жмурки». Мне завязывали глаза, девченки ложились на пол, задирали юбочки, и я был должен объявить, кто из их мне нравится больше. По правилам игры мне воспрещалось щекотать девченок, по голосу я просто мог установить, кто из их Галя. Я длительно мял им попы и киски. Они были полностью схожими. Галя занесла конфигурации в нашу терминологию. Сейчас у девченок письки назывались кисками, а моя писька называлась очень нежно дружком. Таня совершенно не дулась, когда я безошибочно выбирал Галю. Выяснить ее было совсем не сложно, она была более сексапильной и ее попа посильнее откликалась на прикосновения.

Группового секса у нас больше не было, за раз я удовлетворял только одну девченку. 2-ая была наблюдательницей. Желание у каждой из девченок появлялось приблизительно раз в неделю, так что я просто управлялся. Никакими играми это желание уже не маскировалось. Если желание появлялось у меня, одна из девченок охотно мне подставлялась.

Были особенности, очень странноватые для взрослого человека. Все происходило лишь на полу. Девченок я никогда не лицезрел голенькими, они либо задирали юбочки либо приспускали штанишки. Я как и раньше был безответно влюблен в Галю. В присутствии Тани мне позволялось все, наедине Галя не разрешала даже дотронуться до себя. Таня повсевременно влюблялась в мальчишек, но на наших сексапильных отношениях это никак не отражалось. Снимая трусики, Таня могла расслабленно говорить о собственной сумасшедшей любви к некоему Вовочке.

Противных событий было два. Мои подружки-любовницы оказались несусветно ревнивые, ни одну девченку они близко ко мне не подпускали. Очень из-за этого я не расстраивался, мне возлюбленных подружек полностью хватало, но определенной степени свободы лишился.

2-ое было печальнее. Девченки очень стремительно преобразовывались в женщин.

— Скоро нам придется стать девственными, — в один прекрасный момент произнесла Галя, рассматривая себя перед зеркалом.

Появился пушок понизу животика и равномерно густел. Припухлости на груди больше становились схожими на сиськи. Уже было понятно, что сиськи у обеих девченок станут шикарными.

Но.. Я этих сисек не увидел. Моя семья переехала в другой город, и я больше никогда не повстречал собственных расчудесных молодых любовниц….

Добавить комментарий