Выбери метро
Выбери район

Супружеское ложе

Категория: Традиционно

Прошло два месяца, после развода с папой, а мама все ни как не могла успокоиться, полтора месяца была в депрессии, а потом и совсем стала прислушиваться к советам собственной подруги, о которой ранее откликалась, как о ветреной даме. Попав под воздействие собственной подруги, она последнюю неделю не отходила от зеркала, примеряя на для себя все свои наряды, со стороны это смотрелось достаточно удивительно и смахивало на тихое помешательство разумом. Я отлично осознавал ее, потому и не вмешивался в её личную жизнь. Прожить с супругом столько лет и когда для тебя уже под 40 остаться одной, точнее с шестнадцатилетним отпрыском, которого еще необходимо поставить на ноги.

В конце недели в пятницу, когда я возвратился со школы, мама уже встретила меня облаченная в вызывающий и видный наряд, при всем этом на лице у неё был наложен более вызывающий броский слой грима.

— Мы с тетей Таней на танцы, «кому за 30» – растолковала она улыбаясь, рассматривая себя в зеркало, при всем этом потуже затягивая пояс, на юбке, чтоб выделить свою широкую аппетитную попу.

Я уже ложился спать, когда возвратилась домой мама, таковой опьяненной я её еще никогда не лицезрел. Мама виновно улыбнулась мне опьяненной ухмылкой, выглянувшему из собственной комнаты уже в одних трусах на шум в прихожей, прикрывая за собой низкого лысоватого мужчину, который поддерживал её за талию, чтоб она очень не раскачивалась из стороны в сторону. Я приветливо им улыбнулся и скрылся в собственной комнате, а они непонятно шушукаясь и посмеиваясь прошли в спальню к мамы, прикрыв за собой дверь.

Прошло чуток больше 10 минут, как тишину нарушили не понятные голоса из спальни, в главном это был глас мамы, которая судя по интонации в чем либо извинялась, а еще через 10 минут, из открывшейся двери спальни, верно послышался глас мамы

— Ну прости, я добросовестное слово, не могу – виновно извинялась она вослед вышедшему из спальни мужчине, который не произнеся ни слова, обулся в прихожей и ушел, выключив за собой свет и тихо прикрыв входную дверь.

Минут через 5 в полной мгле и тиши послышались неуверенные шаркающие шаги босоногих ног, а когда открылась дверь в ванную озарив прихожую вырвавшимся оттуда светом, я увидел медлительно вошедшую туда мама, уже без юбки, исключительно в трусиках, расспахнутой блузе и лифчиком в руках. Только через час мама опять осенила прихожую светом, но уже выходя из ванной, облачившись в ежедневный ночной наряд, в ночную сорочку, обнажавшую её руки и глубочайшим вырезом на груди. Неуверенной походкой и все еще раскачиваясь из стороны в сторону, она скрылась в мгле собственной спальни, забыв выключить свет в ванной, после этого раздались звуки шелеста материи и скрип пружин кровати.

Свет из ванной из-под приоткрывшейся двери падал в мою комнату, так что мешал мне уснуть, потому я встал и вышел в прихожую, невольно заглянув в открытую дверь спальни. Мама посиживала на кровати, согнувшись к коленям, а из под рук плотно прижатых к её лицу доносились тихие всхлипы, при всем этом все её тело содрогалось. Я выключил свет и вошел к ней в спальню, тихо присев с ней рядом на кровать.

— Мам, ну хватит для тебя уже убиваться, все появляется, мы с тобой еще лучше заживем – нежно и тихо проговорил я, дотронувшись до её спины, начиная лаского поглаживать её рукою.

Мама еще посильнее зарыдала, оторвав свои руки от лица, прочно обняла меня за торс и уткнулась своим влажным от слез лицом в мою грудь. Я в свою очередь тоже обнял её обеими руками, которыми стал лаского поглаживать её и по спине и по оголенным плечам, продолжая нежно уговаривать её чтоб она успокоилось. Только через полчаса мама не понятно произнесла через слезы не отрывая собственной головы от моей груди

— Я не смогла, а ведь так желала этого.

— Да ты не расстраивайся все появляется, все еще получится – успокаивал я её, не достаточно понимая, о чем она задумывалась и гласила.

У меня уже завершился словарный припас успокаивающих слов, потому я уже только тихо поддакивал ей и повторялся на её всхлипы.

— Мне так отлично и расслабленно, когда ты итак вот рядом, обымать тебя, прижиматься к для тебя, чувствовать как ты гладишь меня. Каким же ты стал у меня уже огромным – еще через полчаса проговорила мама ластясь о мою грудь головой, малость успокоившись, а потом добавила — полежи со мной пока я не засну.

Мы легли с ней на кровать укрывшись одним легким одеялом. Мама положила свою голову мне на плечо, повернувшись ко мне полу боком, а я опять обнял её обеими руками и стал лаского ублажать её оголенную руку, немножко соприкасаясь пальцами с её мягенькой грудью под узкой ночной сорочкой. Не прошло и четверти часа, как мама опять стала всхлипывать, сотрясаясь всем телом.

— Мам ну что ты, успокойся, я же вот с тобой рядом – тихо и нежно шепнул я, демонстрируя своими объятиями немного сжав тело мамы, при всем этом мама малость оборотилась на спину, так что уже я малость навалился на неё, соприкоснувшись своими ногами с её мягенькими полными ляжками.

В подтверждение собственных ласковых сыновний эмоций, я стал целовать влажное от слез солоноватое лицо мамы прикасаясь к нему губками начиная ото лба, глаза, носик с вздернутым кончиком, пухленькие щечки, нежное тело длиной прекрасной шейки и даже мочку уха, отчего мама малость приподымала плечо. Меж тем и руки мои не оставались без дела, лаского поглаживая руку мамы пальцами, я ощущал как запястьем скольжу по её мягенькой груди, конкретно по её соску, который скоро перевоплотился в колышек.

— Мальчишка мой нежный – тихо с нежностью в голосе шепнула мама, и её жаркие мягенькие губки прикоснулись к моему лицу, при всем этом она пошевелилась, вроде бы желая еще посильнее прижаться ко мне, и положила одну ногу на мою малость пропустив её меж собственных ног.

Мама на некое время застыла, как будто уснула, а я на собственном бедре ощутил через узкую материю ночной сорочки, не только лишь жар исходящий от её промежности, да и мягенький малость выпуклый лобок покрытый густыми волосиками, от чего по моему телу пробежала дрожь, заставив меня крепче поцеловать мама практически в уголки её пухленьких и мягеньких губ. Губки мамы малость приоткрылись и она прикоснулась к моим губам, при всем этом кончик её языка лаского прошелся по ним. Я ответил на её поцелуй, приоткрытыми губками, и ощутила как мама соприкоснулась с моим языком у себя уже во рту, заиграв с ним своим языком. Не разрывая наши губ, поцелуй перерос в крепкий страстный поцелуй, и чем он был продолжительнее и крепче тем почаще зашевелились наши тела.

Мне было постыдно обдумывать, что мама ощущает мой напрягшийся член под трусами на собственной мягенькой ляжке совершенно рядом с её жаркой промежностью, но пойти на попетую я уже был не способен, поэтому как с каждым нашим вздрагиванием тел я все в большей и большей степени наваливался на мама, раздвигая ей ноги. В конце концов оторвавшись от губ друг дружку, но все еще страстно целуя друг дружку в лицо, шейку, я уже нашел, что лежу на мамы, меж её разведенных ног и прижимаюсь упругим членом к её приятно мягенькому волосатому лобку. Мама лежала подо мной с зарытыми очами, со сбившимся прерывающимся дыханием, временами вздрагивая всем телом от приятных чувств исходящих от низа животика оттуда, где я пробовал посильнее прижаться к её лобку упругим членом, время от времени чувствуя, как и она приподымается ему навстречу.

— Димочка, мальчишка мой – заикаясь шепнула она дрожащим голосом, от сильного возбуждения, не открывая глаз как будто она во сне бредила, и опять впилась в мои губки страстным поцелуем.

Я ощущал с боку собственных ног теплые нагие ляжки мамы. Её ночная сорочка, во время наших шевелений собралась на животике, и сейчас прикрывала только малость её жаркую промежность. Подмахивания мамы в такт моим попыткам прижаться посильнее к её промежности, становились с каждым разом все отчетливее и посильнее, сопровождаемые тихими непроизвольными стонами в мои губки. Мой член уже на одну вторую высовывался из-под резинки трусов, которая больно вдавливалась в его основание, малость притупляя то блаженство которое я испытывал двигаясь …с мамой в такт скользя по её волосатой промежности. И здесь я отважился набравшись смелости и переборов внутри себя стыд, опустил одну руку вниз и спустил с себя трусы избавившись от тугой резинки и здесь же приподняв подол ночной сорочки обнажив стопроцентно промежность и лобок мамы и уже оголенным членом прикоснувшись туда, почувствовав как там было мокро. Мама что-то пробубнила в мои губки, но собственных подмахивании не закончила.

Сейчас мой член скользил по её пухлым мягеньким половым губами, которые плющились от давления на их, а мои яйца с периодичностью прикасались к жарким мокроватым складками высунувшимся из щели меж губок.

— Нет Димочка, не нужно, я прошу тебя, нам нельзя этого делать. Я умоляю тебя не нужно, остановись – жарко зашептала в мои губки мама продолжая заикаться от прерывающегося дыхания, но как и раньше подмахивая мне и прочно прижимая меня в собственных объятиях, уже сама не способен тормознуть от сильного возбуждения, желания достигнуть блаженства, которого уже не испытывала больше полгода, а сейчас возлагала надежды на меня, что я смогу тормознуть.

Но, я уже тоже был не способен тормознуть, чувствуя как приятно начинает подергиваться мой закаменевший член прижатый меж нами, рассылающий по всему моему телу приятные волны истомы.

— Нет мальчишка, миленький мой не нужно. Нет, только не тут. Я тут давала …, я тут отдавалась…, меня тут трахал…. – шептала запинаясь мама, вроде бы подбирая слова, а уже последние слова она выкрикнула с звучным сладострастным стоном, опять впившись в мои губки.

Все тело мамы натужилось, она высоко, подмахнула мне застыв в верхнем положении, её ноги еще посильнее разошлись в стороны и она их приподняла согнув в коленях, при всем этом мой член еще ниже погрузился к её промежности попав в жаркую мокроватую щель и скользнув по ней, по набухшим скользким и ласковым складкам, стал погружаться в приятно обжигающее мокрое и малость подергивающее место, раздвигая его узенькое отверстие. Мама еще громче застонала и протяжно с выдохом за ойкала и еще посильнее подмахнула, ускоряя проникновение моего члена в её изнывающее влагалище. Мой член вошел в мама, так глубоко, что я ощутил головкой члена пульсирующее дно её влагалища, в которое здесь же стал выстреливать сгустки спермы.

Длительный и бурный оргазм так ослабил нас с мамой, что мы рухнув на кровать, еще длительно чувствуя, как приятно подергиваются наши половые органы, но не в состоянии были пошевелиться, а только продолжали страстно целовать губки и лицо друг дружку. Прошло больше четверти часа, до того как я вынул из мамы собственный влажный член, который она сама вытерла собственной ночной рубахой, а потом демонстративно отвернулась от меня.

Скоро раздались и её всхлипы, я оборотился к ней и ощутил, как прижался малость опавшим членом к её оголенной мягенькой пятой точке, уверен что и мама ощутила мой член.

— Что все-таки я натворила – плача заговорила она, когда я дотронулся до её оголенного плеча губками – Какая же я мама после чего, соблазнила собственного отпрыска, и где на брачном ложе, осквернив его. Ты сейчас будешь презирать меня.

— Ты не угадала – тихо прошептал я ей на ухо, заставив её закончить рыдать и казнить себя, а потом чуток громче продолжил – Давай побеседуем откровенно, и поглядим на это с другой стороны. Я не знаю, может я еще не разбираюсь в эмоциях, но я очень люблю тебя и мне отлично с тобой, а на данный момент я сообразил, что могу и для тебя доставить много приятных чувств и чувств.

Мама почувствовав как начинает опять наливаться мой член посильнее прижимаясь к её пятой точке уже попав в жаркую расщелину меж ягодиц, поторопилась оборотиться ко мне, где член опять попал ей меж ног, но она уже не противилась этому.

— Естественно если ты не любишь меня, то можешь убиваться и казнить себя, ставя превыше любви ко мне моральные принципы, но я желаю тебя сказать, вроде бы там не было, ты единственная дама на земле, которую я обожал и буду обожать вечно – продолжил я.

— Пожалуйста не торопи меня, я должна еще разобраться внутри себя – тихо шепнула мама.

— Как скажешь, только прошу тебя задумайся, что лучше мучиться от недочета секса и кидаться под каждого встречного, тем нарушая моральные принципы, о которых будут знать все и тем скомпрометировать себя как приличную даму, либо же предаваться любви, о которой ни кто ни когда не выяснит, а означает ни чего и не нарушать — проговорил я попытавшись встать с кровати, но задумавшаяся мама приостановила меня не разомкнув собственных объятий.

— Я даже не подозревала, что ты у меня так вырос и таковой умный и понимающий – проговорила она и поглядела впервой в мои глаза, уже не обращая внимания, что мой гибкий член был у нее меж ног соприкасаясь с её жаркой, увлажненной писькой – стереотип, брачного ложа, ты уже сломал во мне, до тебя я и в идей не могла допустить, кому-то отдаться на нем, ты сейчас сам лицезрел, как ушел этот.

А на данный момент ты принудил меня усомниться и в моральных устоях. Наверняка ты прав, почему я должна мучиться, когда рядом со мной самый возлюбленный человек на земле, который ни когда не кинет и не бросит меня.

Мама опять задумалась, размышляя уже про себя, а потом еще крепче обнимая меня и прикасаясь губками к моему лицу произнесла

— Да, ты прав. Это ложе сейчас твое, как и я на нем, но только ночкой, днем ты мой послушливый отпрыск.

В доказательстве наших слов, мы еще два раза за ночь испытывали одновременный оргазм, пока мама не попросила со счастливой ухмылкой на губках о пощаде. Она так и уснула нагой в моих объятьях вялая от приятных волн истомы три раза за ночь очень сковавших её изголодавшее по мужским ласкам тело. Денька два мама еще была в раздумье по поводу, ночного супружества с родным отпрыском, но когда ночкой ощущала внутри себя мой гибкий член уносящий её выше туч от приятных чувств, она уже не колебалась, что поступила верно.

Уже на выходные наследующей недели мама сама нарушила наш уговор, трахаться только ночкой, после того как испытав оргазм, смеясь заявила, «мы же не на брачном ложе трахались деньком, а на полу». Свою подругу тетю Таню, она поразила своим изменившимся видом, ну и не только лишь её, да и всех кто её знал, мама просто вся светилась от счастья, помолодев, как будто ей было семнадцать лет и она была влюблена при этом взаимно. Отца она уже больше ни когда не вспоминала, кроме только в один прекрасный момент ночкой, сказав, что у меня член уже больше, чем был у него.

Проститутка Соня
Проститутка Соня

Мне 21,

3000 руб./час 
15000 руб./ночь 

181

Миниатюрная, грациозная, чувственная девушка. Хорошо сложена, без комплексов, обладающая утонченным вкусом и фантазией, подарит волшебное свидание порядочному и состоятельному джентльмену.

Показать телефон
+7 (985) 480-18-46
Посмотреть анкету
Добавить комментарий