Выбери метро
Выбери район

Вдовец

Категория: В попку

Действия, описываемые в предстоящем полностью реальны, изменены только имена действующих персонажей. Каждое лето меня, как и многих других подростков, высылали к бабушке в деревню. Не нравилось мне это страшно, потому что сценарий каждого денька был полностью схожим: огород, речка, еще одна прополка и вечерние бдения с примыкающими ребятами. Людей в селении было малость, а малышей и того меньше.

Но через некое время я нашёл себе интересное занятие. На самой окраине деревни жил одинокий мужик (ему было 44 года, но он казался нам глубочайшим стариком). Его супруга погибла лет 15 вспять, малышей не было, и занимался Виктор Степанович только своим садом, в чём совершенно точно преуспел все его фруктовые деревья обильно плодоносили. Спуск на речку начинался как раз за его домом, и проход мимо всегда сопровождался урчанием в желудке. Нужно увидеть, что односельчане недолюбливали одинокого вдовца, он и при живой супруге не был разговорчивым, а после её погибели вообщем замкнулся внутри себя.

Как бы к нему ездила какая та дама из городка, да и она стремительно разочаровалась в нём. И вот в один прекрасный момент в очередной раз, направляясь купаться, я окинул взором шикарный сад дяди Вити. Я и ранее лицезрел большие вишни, но в сей раз мне, почему так захотелось их испытать, что я решил рискнуть, резонно заметив, что один он их всё равно не съест и необходимо в этом ему посодействовать. С трудом перебравшись через высочайший забор, я стремительно добежал до поставленной задачи и отдался процессу поглощения плодов.

Как и ожидалось, они оказались неописуемо смачными. Вдруг внезапно сзади затрещали ветки и мощная рука вцепилась мне за шиворот, мгновенно оторвав от дерева, перенесла на землю. Сверху на меня со злобой смотрел Виктор Степанович: «Что, воришка, по чужим сдам любишь лазить?» — процедил он, через зубы. А я так очень ужаснулся, что на какое-то время лишился дара речи. Он потащил меня к собственному дому, я даже не сопротивлялся и повсевременно повторял: «Только не лупите меня».

Затащив меня домой, он просто кинул меня на диванчик, закрыл на замок дверь и стал что-то находить в шкафу. Здесь у меня раскрылись сходу два дара: 1-ый – речи я начал клясться и божиться что это было 1-ый и последний раз и никогда в собственной жизни я больше чужого не возьму, 2-ой – плача, сам не понимая отчего, я разревелся. В конце концов он нашёл, что находил, к моему кошмару это был моток с бельевой верёвкой. «А лет для тебя сколько, сопляк?» — негромко спросил он. «12» — еле вымолвил я в ответ. «Такой большой и такие нехорошие вещи делаешь» — продолжил он. «Я честно-честно больше никогда не буду» — я снова зарыдал.

«Конечно не будешь, сейчас я тебя раз и навечно отучу чужое брать». Расслабленно заломив руки мне за спину он прочно обвязал мои запястья верёвкой, а её конец закрепил на турнике в дверном проёме чуток приподняв меня. Больно было страшно (как позже я вызнал, так глумятся милиционеры над задержанными гражданами). Потом он порвал мою футболку и встал передо мной. Моё лицо находилось на уровне гениталий и как в замедленной съёмке я увидел, как Виктор Степанович снимает с себя брюки и трусы.

Взяв член в правую руку, он приблизился ко мне и произнес: «Открой ротик». В конце концов до меня дошло, что желают со мной сделать я гневно замотал головой и стал пробовать освободиться. Он усмехнулся и приподнял верёвку левой рукою, я закричал от одичавшей боли, суставы развернуло наружу и я разревелся. А этот подонок закрыл рот кляпом из моей же футболки. Я мычал и рыдал, чувствуя себя червем на крючке. Он возвратил меня в прежнее положение и произнес: «Ты должен быть наказан за собственный поступок, а если не будешь слушаться, подвешу ещё выше. Будешь делать всё, что я захочу, кивни один раз головой если согласен».

Естественно я кивнул. Он вытащил кляп и на его место запихнул собственный вялый член. Он звучно выдохнул и отдал приказ: «Соси». Что я и начал делать. Я просто сосал его как леденец. Член стремительно затвердел и принял боевое положение. Виктор Степанович задвигал ритмично тазом пытаясь загнать собственный ствол как можно поглубже, когда он уткнулся в глотку у меня из глаз брызнули слёзы, и я попробовал убрать голову вспять. Но мой истязатель был другого представления, схватив меня за затылок, он резко загнал член в мое гортань.

Я замычал, но находясь в подвешенном состоянии тяжело отклониться в какую или сторону вообщем. Дышать было нечем, из глаз лились слёзы, хотелось блевать, но моего истязателя это не тревожило, он повсевременно увеличивал темп и уже практически трахал моё гортань. Благо размер был маленький 15см в длину и около 4 в поперечнике. Через какое- то время я сумел дышать носом, у меня плыли разноцветные круги перед очами затёкшие суставы всё посильнее болели, а во время фрикций от раскачивания становилось всё ужаснее, я попробовал зафиксироваться в более комфортном себе положении потому пришлось ещё поглубже заглотить его член.

Он это воспринял несколько в ином ракурсе, схватил обеими руками за голову и начал всаживать ещё посильнее. Через какое-то время он начал всё посильнее стонать и резвее двигаться, он внезапно резко вошёл на наивысшую глубину и начал орать, а мне в рот хлынуло его семя. Выбирать глотать либо нет не приходилось, чтоб не захлебнуться от его кончи, пришлось всё испить. Постояв ещё малость с закрытыми очами он вытащил всё ещё стоячий член из меня и обошёл сзади. Я даже не страшился, что он меня трахнет в зад, мысли были только о том как хотя бы малость ослабить верёвку.

Виктор Степанович тем временем раздвинул мои ягодицы рукою и придавил к сфинктеру твёрдый член. Остатки слюны и спермы служили специфичной смазкой хуй начал просачиваться в меня, анус растягивался с трудом очевидно не готовый к такому действию. Я молил бога, чтоб всё резвее завершилось. А в это время во мне была уже головка члена этого мудака. Он тормознул и начал напрягаться. Поначалу я не сообразил что происходит, но здесь я ощутил, как вовнутрь меня хлынула жгучая струя. Он в меня ссал. Я попробовал соскочить с члена, но он был готов к этому заблаговременно.

«Куда побежал? Мы же тока начинаем» — произнес он, приподнимая верёвку. Я закричал от боли и безысходности, но потому что сделать ничего не мог, закончил сопротивляться вообщем. Окончив своё дело, он, в конце концов, отвязал от турника верёвку, я свалился к его ногам, в затекшие суставы хлынула кровь. Он приподнял меня и произнес: «Мы же условились что ты меня слушаешься, если мне что не понравится, вернёшься на турник. Ты же этого не хочешь». Я замотал головой. «Вот и отлично у нас ещё много увлекательного впереди».

Он потащил конец верёвки в другую комнату, я как собака на поводе поплёлся вослед. Мы зашли в маленькую ванную комнату. Унитаза не было, он отдал приказ срать в ванну. Из меня хлынула его моча в вперемешку с калом. Скоро ровная кишка очистилась совершенно и закончила выделять что или вообщем. Он включил воду, смыл испражнения и начал меня мылить. Кропотливо обмыв он вынул меня из ванной и вытер полотенцем. Также за верёвку привёл в уже знакомую комнату. Мы подошли к диванчику, он лёг на спину и указал на член: «Подними». Я лёг меж его ног и начал сосать. Поначалу он рукою «настроил» подходящую глубину (до глотки) и начал следить за процессом.

Минут через 5 он приостановил и отдал приказ перевернуться. Мы оказались в 69 позе, рукою он вновь направил член в мой рот. Не отрываясь от члена, я ощутил горячее дыхание на кружке ануса, а через 2 секунды и прикосновения языка. Лизал он отменно, то по окружности, то буравя центр дырки, то легонько касаясь стен, сразу массируя пальцем сфинктер. Для меня эти чувства были в новинку, и я с страхом сообразил что мне это нравится. Мой членчик встал, что не ускользнуло от внимания моего партнёра.

Он обхватил его правой рукою и начал надрачивать. Тем временем язык проникал всё поглубже и поглубже. И здесь я начал вести себя как последняя шалава, отклячил пятую точку и заглотив глубже хуй из которого ручьём текла смазка, я замычал от наслаждения. Через несколько секунд я бурно кончил ему на грудь, я даже сам не сообразил, …как это вышло. Он оторвал меня от собственного члена, и поднялся с дивана. Я находился в некий прострации потому когда он перевернул меня на животик я даже не сопротивлялся. Виктор Степанович тем временем собрал мою сперму в ладошку и обмазал ей собственный член. Он навалился на меня всем своим весом, и начал просачиваться в мой анус.

Поначалу, когда хер был на глубинах разработанных языком, больно не было и я даже не дёргался. Но чем поглубже он заходил тем становилось больнее и я попробовал соскочить, но не здесь было, схватив меня за талию, он всадил до конца. Стало страшно больно, но двинуться из под него было нереально. Я просил тормознуть, но мои мольбы услышаны не были, он начал увеличивать темп, долбя мою пятую точку. И здесь внезапно боль начала проходить, а фрикции стали приносить какое-то непонятное наслаждение. Я закончил свою борьбу и прислушался к новым ощущениям. Мой писюн уже предавший меня один раз решил это сделать опять.

Виктор Степанович увидел перемены в моём поведении и перевернул нас обоих набок. Схватив мой член правой рукою он вновь его стал гневно дрочить, а левой рукою продолжил меня натягивать на себя, хотя это в принципе и не было необходимостью – я уже насаживался сам звучно охая, получая удовольствие от этой ёбли. Кончили мы практически сразу, я на кровать, а он в меня. Мы так и продолжали лежать совместно, тяжело дыша, приходя в себя, а я изловил себя на мысли, что не желаю, чтоб он из меня выходил. Когда он всё таки вытащил член мне даже стало малость грустно. «Беги отсюда» — произнес он вставая.

Я схватил шортики, порванную футболку и стремглав ринулся в открытую им дверь. «Заходи ещё» — кликнул он вдогонку. Тогда несясь домой, я и не задумывался что через 2 денька сам приду к нему и проведу с ним фактически всё лето.

Отзывы и пожелания присылайте на адресок [email protected]

Добавить комментарий