Выбери метро
Выбери район

Запретная любовь

Категория: Потеря девственности

(Этот рассказ необходимо читать под музыку Эннио Морриконэ из кинофильма «Специалист».)

Это было в мае, на рассвете. Солнце только начинало вставать, а главный герой нашего рассказа уже бодрствовал. Его звали Громов, он был юным учителем истории школы №26,Невского района.Солнечным вешним днем он вышел из дома, и, купив мороженое в магазине на углу, не спеша, побрёл на работу. Он уже опаздывал, и, подходя к школе, он увидел свою наилучшую ученицу — Федорову Олю. Она шла резвым шагом, держа в руках стопку учебников. Он уже издавна вожделел её, тешил себя надеждою, что конкретно с ней, таковой же невинной, как и он, сам, ему, в конце концов, то получится утратить девственность. Он прибавил шагу, догнал её и обхватил руками за талию.

Разум его бурлил, противоречивые чувства боролись в нем.Он осознавал, что с одной стороны то, что он делает, является неверным, ибо дела меж учителями и учениками не должны пересекать границу деловых. Но чувства всё-таки брали верх. Он предложил ей не идти в школу, на что она ответила ему только ухмылкой и кивком головы. Впредверии грядущего кровь его закипела, он уже не соображал, что делает. От переизбытка эмоций у злосчастного историка затряслись руки. И вдруг случилось неожиданное. Для Громова это показалось страшно неудобным. Руки начали дрожать ещё посильнее, и мороженое выпало на асфальт, измазав при всем этом Олину руку. Громов смутился — вдруг ей это покажется забавным, вдруг он не сумеет из-за этого пользоваться реальным шансом утратить невинность. Он неуверенно поглядел ей в глаза, пытаясь отыскать хоть тень усмешки. Но они источали только тепло и были заполнены желанием.

Она начала медлительно слизывать мороженое со собственной роскошной руки, издавая тихий стон. У Громова уже начал вставать член. Он сообразил, что отступать уже нет ни смысла, ни сил. Он не мог больше ожидать и предложил отправиться к нему домой прямо на данный момент.

Проходя мимо магазина на углу, Громов попросил Олю приобрести пачку презервативов, в то время пока он придет домой и все приготовит. Он произнес ей возвратиться менее чем через 10 минут. Она пропустила его слова мимо ушей (очень напрасно! примеч. создателя) и пришла с запозданием на 5 минут. Он ожидал ее в коридоре. Она вошла в квартиру, страстно поглядела на него, откинула учебники в сторону (она до сего времени так и держала их в руках, Громов — козел — даже не удосужился посодействовать девице! примеч. создателя) и страстно кинулась на шейку Громову. Он осторожно отстранил ее, сказав: «Ты запоздала на 5 минут, и за это я обязан тебя наказать. Ты должна будешь выполнить 5 моих желаний». Оля кивнула, улыбнулась и страстно прикусила губу. Громов возбудился ещё больше. Он ощутил, как весь его внутренний мир перевернулся. Бедный его разум заволокло туманом, в очах потемнело.

Он просто поднял ее на руки и понес в спальню.

«Итак, — произнес Громов — моё 1-ое желание: Раздень меня, не дотрагиваясь до одежки руками.» Оля стремительно кивнула и приступила к выполнению желания собственного возлюбленного учителя. Громов лег на кровать и раскинул в стороны руки. Она легла на него сверху и начала осторожно зубами расстёгивать пуговицы на его голубой рубахе. Она скачком стянула с него рубаху и лаского поцеловала в шейку. Она спускалась все ниже и ниже, целуя и лаская каждый сантиметр его напряженного тела. В конце концов она добралась до ремня его равномерно оттопыривающихся штанов. Здесь Громову пришлось ей посодействовать, так как как осознаете, сами дорогие читатели, расстегнуть кожаный ремень зубами нереально (у кого когда — нибудь выходило, пишите мне на мыло [email protected]). Она довольно стремительно стянула с него штаны. Громов был уже на седьмом небе, и когда возбуждённая Ольга начала дышать ему в области его основных эрогенных зон он уже изнемогал, понимая, что до оргазма остаётся малость и что скоро он может кончить, не доставив никакого наслаждения собственной юной партнёрше. Тогда он предложил ей перейти ко второму желанию, сказав, что сам снимет трусы. 2-ое желание заключалось в том, чтоб Ольга принудила его кончить, не дотрагиваясь до члена. Ученица не длительно думая, подошла к нему сзади, облизала ему ухо, встала перед ним, начала медлительно раздеваться, танцуя стриптиз.

Она была без лифчика: Громову было отчётливо видно, как её возбуждённые тёмные соски проступали через полупрозрачную ткань футболки. И вдруг, после неспешных и плавных движений собственного тела, она скачком стянула с себя, стесняющую её грудь футболку. Член Громова снова начал вставать. Оля прекрасно расстегнула ширинку собственных штанов, оборотилась к собственному учителю спиной и медлительно нагибаясь, начала снимать с себя джинсы, призывно качая бедрами. И вот она уже перед ним осталась в одних тонких трусиках, обтягивающих её упругую пятую точку. Скоро она осталась и без их: Громов подошёл к ней, приподнял и уложил её на кровать, она раздвинула ноги, учитель ухватился зубами за её трусы, параллельно облизывая её клитор. Громов уже был на грани оргазма, когда Оля удалилась на кухню, взяла сосиску, возвратилась в спальню, начала облизывать сосиску, потом так же в танце малость расширила ноги и ввела эту сосиску для себя во влагалище, достала, облизала, ввела её вторично, и, вытащив её, отдала облизать Громову.

Половые мускулы Громова сжимались и разжимались в приступах стремительно накатившегося оргазма. У него уже издавна был стояк. К его члену прилила кровь, он принял багроватую расцветку, до извержения семени оставались секунды, Громов еле держал себя в руках. Он поманил её пальцем. Она подошла к нему и села на него, раздвинув ноги. Его член оказался головкой меж её тёплыми и мокроватыми половыми губками, он заботливо взял в рот её сосок, начал его засасывать, позже перешёл к лёгким покусываниям. То же вышло и с другим её соском. Громов уложил её на спину и продолжил ублажать её грудь. Оля изнывала от наслаждения, она умоляла его войти в неё, но в планы Громова это пока не входило. Он начал медлительно спускаться по её обнажённому телу, страстно дышать её в животик, осыпая его неудобными поцелуями. Позже он перешёл к покусыванью. Он спускался всё ниже и ниже. К этому времени Ольга испытала уже не один оргазм. Историк отыскал языком Ольгин клитор и начал ублажать его радиальными движениями. Он проникал все поглубже и поглубже. Оля взяла его голову руками и начала с силой прижимать ее к собственному влагалищу. Крича от наслаждения, она обхватила его шейку ногами.

Мощная волна удовольствия накрыла их обоих с головой. Член его каменел всё больше и больше. Громов выпрямился, он уже не мог сдерживать себя, мощная струя спермы выплеснулась Оле на животик. Тогда Громов перешёл к третьему желанию. Он предложил сделать ему минет. Он присел на кровати, Оля встала перед ним на колени. Поначалу она обхватила головку его члена жаркими губками. Позже спустилась губками к основанию, облизала его мошонку, провела языком по всей длине его члена, но, дойдя ртом до уздечки приостановилась, и начала страстно её обсасывать. Оля очень обхватила головку напряжёнными губками и начала делать вращательные движения. Стоило ей начать их делать, как член Громова натужился, и историк с звучным стоном кончил ей в рот. Он вынул собственный член и начал кончать ей на лицо и на грудь. Громову хотелось большего, и он потянул её на себя. Они оба уже не понимали что делают. Они перевернулись, и он начал облизывать её грудь и шейку, они страстно засосались. Оля, ощущая на для себя собственного возлюбленного учителя всем телом, раздвинула ноги. Они сообразили друг дружку без слов: Громов сразу вошел в неё. Она, звучно вскрикнув от боли, прижалась к нему всем телом, и уже, спустя пару минут, тихо стонала от наслаждения. Своими руками он очень сжал её грудь. Параллельно лаская её тело, он перевернул её. Сейчас она посиживала на нём сверху, повернувшись к нему спиной. Ей казалось, что это удовольствие будет …продолжаться вечно. Но ещё большее наслаждение ей доставили его пальцы, которые то сжимали её грудь, то голубили её клитор. Вдруг она ощутила, как всё тело Громова натужилось, и массивные струи спермы влились в неё изнутри. Он вытащил из неё собственный член. Он уже ощущал полное ублажение, но ему не хотелось останавливаться, тогда и он предложил в качестве 4-ого желания войти в её попу своим небольшим дружком. Она соскользнула с его коленок, потянулась как кошка и оперлась руками о стенку. Громов подполз к ней и впился губками в её девственную пятую точку, он подымался всё выше и выше, лаская её спину, потом он лаского сжал её грудь, скупо облизал её спину и сильным скачком вошёл в неё. Она закричала, она ощущала стршную боль и в то же время она никогда не получала большего кайфа.

Он заходил в неё опять и опять. Для полного ублажения Оля одной рукою продолжила держаться за стену, а другой начала ублажать для себя клитор. Громов уже стал чувствовать маленькую боль в члене и мошонке, тогда он вынул собственный член, пару раз кончил ей на спину, наклонился, слизал со спины часть спермы, она развернулась к нему лицом и наклонилась над его членом. Она слизала с него остатки семени, и он ещё раз провёл своим вялым членом по её половым губам. Он наклонился над ней, в итоге они ещё раз засосались. Громов посодействовал ей одеться. И здесь она вспомнила, что выполнила только четыре его желания и с надеждой поглядела на собственного учителя. Громов улыбнулся и произнес, что пятым его желанием будет то, что бы их подобные встречи стали почаще. Они оба засмеялись, историк подмигнул ей и она кивнула. Он ещё раз придавил её к для себя, одной рукою сжал её ещё возбуждённую грудь, но, одумавшись, бросил взор на дверь. Они совместно вышли из дома. Он проводил её до дороги. Они ещё раз поцеловались, и она пошла домой. После чего они встречались ещё не раз, но это уже другая история!..

Добавить комментарий